Главная

   ЭМ-технология
   Бесплодие
   Донорство
   Простудные заболевания
   Флебология
   Самолечение
   Вакцинация
   Народные целители
   Фармакология
   Детские болезни
   Стоматология
   Женские болезни
   Диабет
   Медицинское обслуживание
   Вирусы
   Резус конфликт
   Урология
   Мужская контрацепция
   Профилактика заболеваний
   Беременность и роды
   Медицинское образование
   Наркозависимость
   Стерилизация
   Пластическая хирургия
   Ветеринария
   Медицинские документы
   Применение ЭМ
   Практика Байкал ЭМ-1
   Тамир
   ЭМ компост
   Птицеводство
   Наш магазин


Статьи

   No-Till
   Вода в нашей жизни
  Фотогалерея
  Контакты



Новости

ЭМ препараты

 RSS канал новостей


 

Девочка умерла на пороге больницы, потому что врачи отказались ей помочь

И последний, третий способ заключается в защите растений от насекомых-вредителей с помощью специального концентрата, в структуру которого помимо ЭМ входят патока, уксус, спирт, такой концентрат называется ЭМ-5. Это экологически чистое профилактическое средство борьбы с насекомыми. Ценность его в том, что полностью снимается необходимость обработки растений ядохимикатами.


Утром 6 октября четырехлетнюю Кристину Влазневу мама Юля наряжала дольше обычного. В этот день они собирались поехать в гости к бабушке, и для «куколки», как называли девочку родные, долго подбирали красивые колготки и заколку под цвет куртки. Правда, прежде предстояло еще заехать в Александровскую больницу, сделать перевязку гражданскому мужу Юли.

— Да там не больше получаса, — махнул рукой Александр.

В машине у корпуса больницы малышке сидеть стало скучно, и она побежала к лавочкам. Выбрала самую интересную. Одна из свежеокрашенных скамеек стояла накренившись — и девчушка толкнула ее. Доля секунды — и лавочка, рухнув, придавила ребенка. Кристина задохнулась от боли. Ее крик услышали даже на верхних этажах больницы: пациенты стали выглядывать в окна. Под скамьей, как зверек в капкане, билась маленькая девочка.

К дочери бросились мама и прохожий мужчина. Он вытянул ребенка из-под лавочки, а Юля, схватив обмякшее тельце, кинулась внутрь, в хирургический корпус.

Врач сказал: «Это не ко мне!»

— Я кричала, я умоляла о помощи. Я просила хоть что-нибудь сделать. Выбежал врач: «Что случилось?» «У меня ребенок умирает, помогите, на нее скамейка упала!» А он спокойно пожал плечами и говорит: «Это не ко мне!» — и захлопнул за собой дверь. Я дернула за ручку, но она была закрыта на внутреннюю задвижку, — вспоминает Юля.

Сбивая на ходу испуганных больных, Юля побежала в приемный покой. Кристина к тому времени уже хрипела от боли.

— Там за столиком сидела медсестра. Я снова начала объяснять, умолять: «Ну, пожалуйста, помогите!» Стояла и качалась от страха, только бы не упасть. Откуда-то появились еще несколько медсестер. Они меня обступили, мол, чего раскричались, непонятно, что вы говорите. «Что-то с ребенком?! Так вам в детскую больницу надо! Вот туда и идите»! — Юля опускает глаза.

От рыданий она не может говорить, смотрит на маленький камушек на асфальте, ему нет дела до ее слез. Как и тем людям в больнице.

«Столько времени прошло, слишком поздно привезли!»

Астраханская Александро-Марининская больница — как Больничный комплекс в Волгограде. Большая территория, куча корпусов. Чтобы попасть в детское отделение из хирургии, Юле надо было выйти за территорию больницы и забежать с другого входа. Только здесь Кристину подхватили врачи.

— Их не было больше часа, они сказали, что ставили ей капельницу, а потом поняли — не поможет, и вызвали реанимобиль из детской областной больницы. Оказывается, своего оборудования в комплексе нет, — говорит мама Кристины. — Почему же тогда сразу не вызвали? Они что, этого не знали?!

На операционный стол детской областной больницы девочка попала только через полтора часа после случившегося. Еще через час в коридор, где сидела побелевшая Юля, вышел врач.

— Столько времени прошло, поздно привезли! — отвел в сторону глаза хирург.

Врачи диагностировали у Кристины массивную внутреннюю брюшную кровопотерю. При ударе скамейки у девочки оторвались селезенка и печень.

Можно ли было спасти ребенка? На этот вопрос ответит судебно-медицинская экспертиза. Ее результатов ждут врачи, медсестры, родные Кристины и прокуратура. Экспертиза должна показать, стало ли промедление смертельным.

А ту самую скамейку-убийцу почти сразу убрали из больничного двора. Через несколько дней с дерева рядом медики сняли и венок с фотографией умершей девочки.

Кто виноват?

— Сейчас возбуждено уголовное дело по статье 124 УК РФ «Неоказание медицинской помощи». Виновнику грозит до трех лет тюрьмы, — говорит Анна КОНЯЕВА, руководитель пресс-службы Следственного управления следственного комитета при прокуратуре Астраханской области.

Вопрос только — кто виноват? Врач, отказавшийся помочь умирающему ребенку?

— У ребенка не было внешних повреждений, не было ран, не текла кровь. Врач не мог предположить, что она умирает, и логично отправил ребенка в детское отделение. Чем он, ортопед, мог ему помочь? — пытается рационально осмыслить ситуацию Игорь КУЗНЕЦОВ, заместитель руководителя Кировского межрайонного следственного отдела СК Астрахани.

Была еще медсестра, указавшая на дверь рыдающей маме.

— Юлия Влазнева очень сильно кричала, и медсестра не поняла, что именно случилось.

Как и другой персонал. Они видели, что плохо ребенку, и, естественно, отправили ее в детское отделение, — продолжает Анна Коняева. — Да, медсестра превысила свои полномочия. Но загвоздка в том, что в нашем уголовном праве нет такого понятия, как превышение служебных полномочий недолжностным лицом. А медсестра именно им и является. Это все равно, если бы матери указала на дверь уборщица или кладовщица.

Может быть, виноват врач детского отделения? Но и тут неувязка: в крупнейшей астраханской больнице нет детской хирургии, а Юля забежала в аллергологию, где лечат малышей.

Как дальше жить без нее…

Одни «но». Могли, но не спасли. Хотели, но не получилось. Девочка полтора часа умирала на территории больницы, это видели десятки больных и люди в медицинских халатах, и никто не помог.

Мы попытались получить хотя бы какое-то объяснение у врачей.

— Нет никого на месте, — кипятится медсестра у входа. И захлопывает перед нами дверь.

Как в тот день, когда Кристина так нуждалась в помощи, а рядом не оказалось никого, кроме обезумевшей от горя мамы.

— Я обращалась к депутатам, к губернатору, в газеты и на телевидение, я не оставлю это дело. Мой ребенок умер, и никто не считает себя виновным. Я понимаю, что сейчас равнодушие во всем, но ведь это была маленькая девочка! Как мне без нее дальше жить? — Юля задает вопрос, на который ни у кого нет ответа.

 
 
     
 
Авторизация

Логин
Пароль
Запомнить меня
Напомнить пароль
Регистрация
Зарегистрировано: 33 чел.
На сайте 0 user и 1 гостей.


Ближайшие праздники

Через
14 дн. 25.10 - День таможенника РФ
19 дн. 30.10 - День памяти жертв политических репрессий
27 дн. 07.11 - День согласия и примирения